inkomi (inkomi) wrote,
inkomi
inkomi

Интересный журнал о Республике Коми: Человек – это звучит неточно

Сыктывкарские ученые озадачены планетарными проблеми

На 70-летие академика Михаила Рощевского в Сыктывкар съехались выдающиеся физиологи России, руководители многих академических институтов страны, занятых исследованием человека. Юбиляр тогда не позволил коллегам, как следует расслабиться. Вместо праздничных торжеств в Институте физиологии Коми научного центра состоялась научная конференция с романтическим названием: "Физиология: вспоминая двадцатый век и мечтая о будущем".

Каждого из своих коллег Михаил Павлович попросил помечтать на обозначенную тему.

А что он сам думает о будущем своей науки?

-- Михаил Павлович, то, что в последнее время происходит в науке о жизнедеятельности организмов способно не только породить новые мечты, но и напугать человечество. Недавно расшифрован геном человека. Глядишь, со временем его научатся перенастраивать, как пин-код мобильного телефона. Чуть ранее объявлено об успешных опытах клонирования "Homo sapiens". На конференции в Сыктывкаре физиологи говорили о воздействии на мозг с целью лечения наркомании, других социальных, а может и психических заболеваний. Выходит, человека в недалеком будущем можно не только конструировать физически, но и "улучшать" его божественную природу?

-- Все эти без преувеличения выдающиеся открытия углубляют наши знания о живом организме. Они дают человечеству в руки новое оружие против болезней и увеличивают его знания о механизмах деятельности собственного организма.

Что же касается многочисленных фантазий об армиях клонов, об управлении разумом -- это всего лишь побочный продукт науки. Я думаю, шумиха вокруг многих научных достижений вызвана желанием прорекламировать то или иное направление исследований. И в конечном итоге, привлечь дополнительные капиталы. Реклама сегодня стала не только двигателем развития торговли, но и науки.

На программу расшифровки генома человека были затрачены миллиарды и миллиарды долларов. Если говорить о результатах этой программы теми же словами и терминами, которыми ученые пользуется на своих конференциях, публике станет скучно. На Западе это прекрасно понимают. Вот почему любым прорывам в науке обязательно сопутствует сенсация и даже фантастика.

Мы в России пока не привыкли к подобной публичности. И порой за кадром остается даже то, что, действительно, необходимо знать всем.

Например, много ли людей в нашей республике, привыкшей гордится земляками, знает, что роль Коми в расшифровке генома без преувеличения огромна? Вы знаете?

-Нет.

-- То-то и оно. А между тем мы сейчас беседуем в здании, где работал Александр Баев, выдающийся биолог двадцатого века, одновременно с американцами выдвинувший идею расшифровки генома.

-- Михаил Павлович, а что, на ваш взгляд, станет главным направлением в физиологии наступившего века?

-- Если опять же прибегнуть к фантастическим сравнениям, то с моей точки зрения, главная задача сегодня -- создание виртуального человека.

Физиология, как известно, анализирует механизмы деятельности систем, позволяющие нашему организму приспосабливаться к окружающей среде. Как прежде исследовались механизм любого явления? Исследователь воздействовал на организм, систему или изолированный орган и получал ответ. Проще говоря: кольнул мышцу иголкой, она в ответ сократилась.

С появлением ЭВМ ученые стали ставить регулируемые эксперименты, когда после воздействия на орган мы не только начали регистрировать ответ, но и менять в зависимости от этого ответа следующий раздражитель. Сейчас с помощью новейшей техники, достижений современной физики и химии мы научились получать в ходе экспериментов огромное количество регистрируемых показателей, объять которые человеческий мозг уже не способен. Значит, объективно возникла эпоха, когда на основании всего этого гигантского материала, на основе множественных синхронных регистраций того или иного процесса, мы должны создать некую математическую модель. Сначала отдельных органов организма. А затем и виртуальную модель всего человека.

Это отнюдь не гениальное прозрение академика Рощевского. Просто наука и вправду подошла к барьеру, за которым открывается новое поле деятельности. И ученые в разных уголках мира пытаются сформулировать задачи этой эпохи. В 1999 году в Санкт-Петербурге состоялся международный конгресс по физиологическим наукам. После его завершения собрались человек 20-30 представителей мировой элиты физиологии и пытались сформулировать ту же задачу. Она витает в воздухе.

-- Виртуальный человек! Мне почему-то в голову сразу приходят аналогии с Франкенштейном, которого создал безумный хирург…

-- Любой ученый и есть безумец, сомневающийся в общепринятом. Главное, чтобы это безумие не граничило напрямую с идиотизмом.

Постановка этой безумной, на первой взгляд, задачи диктуется нашим не менее сумасшедшим временем. Мы живем на планете, на которой каждый час создаются новые вещества, новые химические соединения, возникают новые мутации. Люди, занятые поисками новых лекарств, вырабатывают тысячи и тысячи предлекарственных препаратов. Наша среда обитания нашпиговывается все большим количеством веществ, неизвестных нашему организму. Как они действуют на микрокосмос, именуемый человеком, известно немного.

А ведь человек -- это вовсе не то, что мы до недавнего времени привыкли себе представлять.

-- Как же, ведь "я" -- это "я" и никто иной!

-- "Вы" -- это, увы, не "вы". Любой из нас состоит, прежде всего, из микроорганизмов, реально живущих на нашей поверхности, внутри нас, в наших полостях тела и так далее. Количество собственно "наших" клеток, составляющих кости, мышцы, различные органы на порядок меньше, чем число микроорганизмов, входящих в состав человека.

Между тем, мы сегодня знаем от силы лишь 10 процентов микроорганизмов, которые нас окружают. 90 процентов -- незнакомцы. Пока нет даже методов, чтобы зафиксировать их наличие.

-- Почему? В физике описаны и гораздо более мелкие частицы…

-- Микроорганизмы -- первые обитатели нашей планеты. Они древнее и совершеннее нас. Они быстрее мутируют. И потому приспособились жить без кислорода, в агрессивных веществах, при высочайшей температуре и так далее. Трудно таких обнаружить…

Как я уже сказал, человек, в основном состоит из микроорганизмов, 90 процентов которых пока неизвестны. Вот человека необходимо рассматривать совершенно иначе, чем это принято сегодня. В том числе, по-другому лечить. Ведь если я пользуюсь антибиотиками и уничтожаю микроорганизмы, значит, я просто гублю себя. Я избавляюсь от того, что мне дала природа.

Но свято место пусто не бывает. И уничтоженное непременно станет замещаться чем-то другим.. Может быть, гораздо более вредным для человека, чем его привычные обитатели..

-- И как же нам приспосабливаться к тому, что мы сами создаем?

-- Если пользоваться традиционными методами, то в нынешних условиях, когда, как я уже говорил, ежечасно появляются новые вещества, все люди планеты должны заняться только физиологией. Некому станет сажать картошку и писать в газеты, месить глину и строить дома.

Большая же часть создаваемых богатств пойдет на питание подопытных крыс и мышей, на которых придется ставить опыты.

Но и при этом одолеть тот вал неявных угроз, который обрушивается на индустриальное общество невозможно. Вот почему, задача создания виртуальных органов и всего человека становится сегодня жизненно необходимой.

-- Машина на этой виртуальной модели станет прокручивать все новые лекарства?

-- Пожалуй, приблизительно это будет выглядеть именно так. Машина сможет вводить в программу некие данные и получать… Не окончательный ответ, конечно. Полного ответа мы не получим. Но если из тысячи случаев в 999 будет ответ -- опасаться нечего -- один оставшийся случай исследовать гораздо легче.

-- Насколько мы близки к появлению своего виртуального двойника?

-- Двойная спираль ДНК была обнаружена ровно 50 лет тому назад. На расшифровку генома человека ушли миллиарды долларов и около 30 лет научной работы. Конечная цель нового проекта "Физиом", то есть создание того самого виртуального человека -- потребует не меньших, если не больших затрат. Но если этот гигантский проект будет реализован, то физиология, как наука, приобретет новый смысл.

Виртуального человека можно не только лечить. На него можно воздействовать физическими факторами, его можно травить химическими соединениями. Мы заставим его жить в самой неблагоприятной экологической обстановке. Одним словом, исследователи смогут гораздо более полно изучить возможности человеческого организма, его способность приспосабливаться к окружающей среде.

Понятно, что на живом человеке так не поэкспериментируешь, его жалко. У нас исключением всегда были лишь космические эксперименты, на которые люди идут добровольно и сознательно.

Но мы живем не только в космосе.

-- А практические шаги по проекту "Физиом" уже делаются?

-- Конечно. К примеру, в Институте физиологии Коми научного центра в Сыктывкаре мы достаточно давно работаем над созданием математической модели сердца. На физиологическом конгрессе мы даже продемонстрировали мировой общественности наше "железо", аппарат, выпущенный пока в одном экземпляре, который позволяет проводить эту работу. Какие-то работы стихийно идут и в других областях. Теперь же нужна общая программа, общая идеология.

Ведь физиология -- огромная наука. Живой организм состоит из бесконечного количества органов, систем, функций. Даже физиологи, изучающие, скажем сердце и мозг, не всегда понимают друг друга.

В этой нынешней "разбросанности" нашей науки таится немалая сложности на пути создания виртуального человека. Дело в том, что масса функций и органов человека изучены по-разному. Где-то мы ушли очень далеко. Где-то находимся на уровне представлений середины прошлого века.

-- Вы сказали, к виртуальному сердцу мы ближе всего. А когда оно появится, можно ли будет узнать, где и как в нем рождается любовь, ненависть, безразличие?

-- Не знаю. Вряд ли. Скорее всего, это останется вечной тайной. Хотя не буду столь категоричен, давайте лет через тридцать встретимся. Тогда и поговорим.

-- Михаил Павлович, наука сегодня развивается фантастическими темпами. А в нашей стране все больше интеллигентных людей верят прорицателям, гадалкам, записываются в очереди к тем, кто снимает порчу, биополя распрямляет и так далее. Может быть, в этом проявляется неверие общества в то, что наука может принести благо?

-- Интерес к параявлениям, мистике и псевдонауке в обществе всегда появляется в смутные времена. Наверное, в нем заложен какой-то механизм адаптации человека к трагическим переменам. Но лично я, тем, кто ищет в иррациональном какое-то рациональное зерно, я всегда отвечаю: "Чушь все это, чушь и еще раз чушь".

-- А сегодняшние чудодейственные диеты, которые определяются с помощью анализа крови…

-- Такая же чушь, как и штопанье энергетических дырок в биополе человека.

-- Михаил Павлович, у вас, физиолога с мировым именем, явно имеется какой-то незаконченный роман с историей. Многие ваши публикации посвящены историческим вопросам. Вот и последняя книга "Градоначальники Сыктывкара" посвящена тому же.

-- Тут все просто -- и с книгой, и с пристрастием. В свое время меня избрали почетным гражданином города Сыктывкара. Конечно, как любой нормальный человек, я был по настоящему растроган. А потом вдруг озадачился вопросом: а кто руководил городом десять, двадцать, сто лет назад? Оказалось, этот вопрос изучен гораздо меньше, чем некоторые стоянки эпохи палеолита. А открытия в нем не менее интересны.

В результате и появилась эта книга.

Что же касается интереса к истории вообще, то он наследственный. Мой отец был известным сибирским историком и краеведом. Конечно, он рассчитывал, что я унаследую его профессию. И даже когда я поступил на биофак Уральского университета, он не возражал, потому, что считал -- это временное увлечение. Мол, рано или поздно история свое возьмет.

Я очно учился на биолога в Свердловском университете. И одновременно проходил заочный курс обучения на историка в Тюменском пединституте. Так продолжалось два года. Но потом естественная наука так увлекла, что времени на остальное просто не осталось.

История же в те времена меня отпугивала и своей идеологизированностью. Как-то я спросил отца, почему он не занимается историей Великой Отечественной войны, ведь все события происходили прямо на его глазах?

Он ответил, что историей войны по-настоящему можно будет заниматься лет через пятьдесят. А сам он в это время целиком погружен в самую глубь веков: писал трагедию в стихах "Спартак". Поставить ее на сцене отцу не удалось.

Но недавно я издал эту трагедию. И перечитывая, ее увидел, насколько сильно отразилось сталинское время в образах диктатора Суллы, мятежного Спартака и коварного Красса.

В общем, я выбрал для себя гораздо менее идеологизированную науку. Тем более, что у меня еще в детстве были удивительные учителя-биологи. Один из них, к примеру, нам рассказывал о грядущей экологической катастрофе. А это было время, когда еще вокруг в невырубленных лесах щебетали пташки, в чистой речке резвились рыбки. И вся планета была свежей, как девушка, от утренней росы.

-- Ничего себе вы сказали: "Физиология -- не идеологизированная наука!" А сколько физиологов, генетиков в те годы было разогнано из институтов и даже попало в тюрьмы!

-- А мне, представьте, это помогло войти в научную среду. Я получил в результате лысенковских гонений учителя, о каком любой может мечтать.

За два года до моего поступления в Уральский университет в результате лысенковских погромов с работы выгнали выдающегося исследователя Василия Ивановича Патрушева, создавшего в 1944 году первый академический институт биологии на Урале. В следующем году, кстати, мы будем отмечать 60-летие этого события.

Два года Василий Иванович мыкался без работы. Но именно к моменту моего поступления, Уральский университет приютил его. И я стал его учеником.

Вот как все совпало.

А в те времена отбор студентов был уникальный. Преподаватели отбирали нас прямо с первого курса.

Я помню, как это случилось со мной, когда Василий Иванович Патрушев предложил: "Не хочешь ли ты, мальчик Миша, посвятить себя физиологии?"

Так было и с другими ребятами. Примерно в одни и те же годы наш биологический факультет Уральского госуниверситета закончили три будущих академика АН СССР. Это мои друзья по студенческим годам зоолог В.Н. Большаков и, увы, уже покойный физиолог растений А.Т.Мокроносов.



[Интересный журнал о Республике Коми] (На сайте)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments