inkomi (inkomi) wrote,
inkomi
inkomi

Category:

Интересный журнал о Республике Коми: Василий Чувьюров -- композитор

composer.jpg

Василий Чувьюров -- композитор

Искать в вычегодских деревеньках Ручь, Аныб, Деревянск человека по фамилии Чувьюров и по имени Василий, все равно, что стог сена перебирать в поисках иголки. Все местные здесь Ракины да Чувьюровы. И Василиев хватает.

Но стоило мне произнести прозвище -- Кузнеч Вась -- как первая же встречная бабушка указала:

-- Езжай к избе на горе, что со всех концов видать. Только вряд ли он дома, его в лесу да на реке надо искать.

Но мне повезло. Василий оказался дома. Здоровенный мужик, с ручищами, которыми только подковы ломать, с усищами, как у Чапая, в просторной холщовой рубахе, в портках с заплатами, босой, он вполне оправдывал деревенское прозвище -- Кузнец. А вот узнать в этом человеке известного композитора, заслуженного деятеля культуры, честно говоря, было трудно.

Да и занятие, за которым я его застал, было далеко не музыкальным. Кузнец Вась ладил из молоденькой березки замысловатый самострел: то ли лук со спусковым механизмом, то ли средневековый арбалет.


-- Эту штуковину я у лесных хантов позаимствовал. Работал в 60 годах с геодезистами за Уралом, так постоянно тайком ходил в лес, хантыйские ловушки изучал. Кое-что намотал на ус. Теперь каждую зиму расставляю с десяток таких самострелов в лесу. Приманка: осиновое бревно. Зайка начинает кору объедать и сам попадает ко мне на обед! Но, главное, ты смотри, какая штука музыкальная.

И тут же, на туго натянутой тетиве, Василий выводит нехитрую мелодию.

-- Василий Николаевич, ты, наверное, и на топоре сыграть сможешь?

-- С этого и начинал. Очень мне маленькому нравилось, как звучит двуручная пила. Часами дергал ее за зубья и слушал. И с первым настоящим инструментом познакомился на лесосеке. В четырнадцать лет по сталинскому призыву меня мобилизовали повесткой на лесоповал. Жил в лесу, в бараке на сто человек. Судьба подарила соседа по нарам: высланного хохла с балалайкой. Я в нее просто влюбился. Пока он лес валил, я тайком его балалайку освоил. Домой из лесу вернулся: а душа уже горит. Так же, за несколько вечеров, без учителей освоил гармонь. В библиотеке под руку попался самоучитель. Так я по нему нотную грамотешку и выучил. А потом стал учиться играть на всем подряд, что в деревне было.

Василий не только музыкантом, но и человеком был непоседливым. После армии ему захотелось посмотреть на белый свет. По комсомольской путевке он отправился в Казахстан поднимать целину. Четыре года отработал комбайнером в Карабалыкском районе Кустанайской области.

-- 35 тысяч тонн хлеба намолотил, все грамоты в сундуке хранятся.

Неугомонный характер занес его в Челябинск, на механический завод. Здесь освоил профессию кузнеца, а заодно приобрел на всю жизнь нынешнее прозвище. И все-таки музыка не отпускала: все эти годы Василий участвовал в самодеятельности, пел, танцевал, пробовал сочинять песни.

Перепробовав с десяток профессий, Кузнеч Вась понял настоящее его призвание -- музыка. И принял твердое решение: ехать домой, в Республику Коми, поступать в Сыктывкарское музыкальное училище. Это решение учиться, надо заметить, было такое же смелое, как и у соседского помора Михайлы Ломоносова. Разница лишь в том, что Михайла отправился в науку восемнадцати годком от роду. А у Василия возраст уже подбирался к "тридцатнику".

Из Челябинска Василий вернулся в деревню зимой. Чтобы не терять времени даром, до вступительных экзаменов, он устроился в колхоз строителем. Председатель недолго приценивался к рукастому мужику. И уже через пару недель назначил Чувьюрова бригадиром, поручив ему строить новый коровник.

composer-3.jpg

-- Время подходит ехать в училище. Я иду к начальству и слезно прошу отпустить. А мне в ответ: пока коровник не достроишь, никуда не поедешь. Достроил: вон он, коровник, этот стоит. А в город, на экзамены, все-таки опоздал. Стал просить директора училища: «Посмотрите меня». Он собрал преподавателей: прослушивание. Ну, я и врезал песню "Виновата ли я", 24 куплета подряд. Песня-то эта народная. Но в Казахстане, на полевых станах, я исполнял ее не в традиционной манере -- в мажоре с размером в три восьмых, а в собственном переложении, в миноре. Преподаватели обалдели: "Почему ты, Василий, в миноре поешь, правильнее же в мажоре». Я говорю: "В мажоре -- народный вариант, а это -- мой". Меня приняли.

Чувьюровская мелодия постепенно вытеснила прежнюю, народную. Новый вариант стал не менее народным: по-чувьровски сегодня эту песню исполняют по всей России, даже не подозревая, что у новой мелодии есть автор.

…В училище "молодой" композитор проучился всего один год. Его отчислили за "низкий идейный уровень творчества и идеологически вредные песни". Наверное, для комсомольцев, рассматривавших персональное дело Чувьюрова, было очевидным то, что его любовные песни и вправду никуда не "зовут и не ведут".

-- Но дело, как я думаю, было вовсе не в какой-то идеологической подоплеке, -- хитро щурится Кузнец. -- Просто нашему председателю позарез нужен был профессиональный бригадир-строитель. Вот он весь год и давил на земляков, работающих в Сыктывкарском горкоме комсомола, звонил в обком партии: "Да сделайте же так, чтобы Василий вернулся в село".

Из музыкального училища Василий привез в село молоденькую жену и стойкое убежденность в том, что несмотря ни на какие препоны он по-прежнему будет сочинять свои незрелые и идеологически невыдержанные песни. Ведь эти песни нравились слушателям.

И еще один поступок он совершил во имя музыкальной культуры республики. После отчисления за руку привел в училище младшую сестру:

-- Вот, меня отчисляете, так пусть она вместо меня здесь учится.

Сестра окончила училище, консерваторию и стала абсолютной величиной в музыкальном мире. Ее имя -- Лидия Чувьюрова.

А сам Василий с тех пор написал более четырехсот песен. Некоторые, как "Коми танго", в республике поют и профессиональные исполнители, и народ на гулянках. И мало кто знает, что написал ее сельский бригадир-строитель. Все эти годы, до самой пенсии, Чувъюров проработал в совхозе, построив здесь, наверное, половину коровников, свинарников, скотных дворов.

composer-4.jpg

Кузнеч Вась

Как часто бывает у классных сапожников, остающихся без сапог, у Кузнеца руки не дошли лишь до собственного дома. Крохотная избенка в одну комнату, которую он скатал еще в молодости, и в которой родилось шестеро его ребят, давно покосилась на бок. Правда, при этом она вовсе выглядит не жалкой. Похоже, как и хозяин, она просто готова в любую минуту пуститься в пляс.

Река Вычегда сильно подмывает крутой берег, к которому прилепилась избушка Чувьюрова. Несколько лет уже дом напоминает ласточкино гнездо. Дети из этого гнезда давно разъехались. Жена умерла. Но Чувьюров ни за что не хочет насиженное место:

-- Посмотри, какие вокруг красоты! Тут не захочешь, да начнешь писать музыку.

Музыку Кузнеч Вась теперь пишет только в холодное время года. Летом нет времени: композитор занят тем, что обеспечивает себя дровами и продовольствием на долгую северную зиму. Пенсия -- тысяча рублей, да четыре сотни сверху за "заслуженного", не позволяют свести концы с концами.

-- Раньше я был совой, писал музыку по ночам. А теперь Чубайс меня переделал в жаворонка.

-- Это как, Василий Николаевич?

-- В один год меня несколько месяцев дома не было -- все с концертами по селам ездил. За это время долг за электричество набежал -- триста рублей. А у меня тогда пенсия была 360. Вот и решил: платить не буду, не с чего! Ну, приехали мужики с кошками, залезли на столб и сняли провода. Потихоньку приспособился жить и без лампочки Ильича. Летом свет ни к чему и так видно. А зимой возле печки ноты записываю. Правда, глаза устают быстро.

В летний день сенокос у него чередуется со сбором грибов и ягод, уходом за картошкой. Закончив с хозяйством, Кузнец спешит на речку:

-- Рыбак я самый удачливый, -- хвастает он. – Музыка, между прочим, выручает. Иной мужик у нас только намочит сети, а рыбинспекция тут как тут: за жабры его. А меня им никогда не взять. Я любую моторку за десять верст слышу и отличаю. У каждой мотор работает на определенной ноте. Сидим, к примеру, с мужиками в избе, а я им докладываю: "Вон Серега из района на моторке возвращается, много груза везет, вон буксир "Плотовод" баржу тянет. А вот этой, братцы, рыбинспекция, бегите на реку, рубите концы". Раньше дивились. Сейчас привыкли.

Творческий итог года Василий Чувьюров обычно подводит на веселом усть-куломском празднике песни «Василей», который носит и его имя. Три самодеятельных композитора Василия, в том числе и Кузнеч Вась в начале 90-х придумали этот праздник коми песни. Они же его самые активные участники и фавориты в конкурсе. Но в прошлую зиму, как это ни смешно, Сам Чувьюров оказался за чертой лауреатов «Василея».

И, наверное, всему виной его непоседливый характер. Не так давно он стал членом российского авторского общества, зорко наблюдающего за тем, чтобы композиторам за исполнение произведений выплачивались «авторские» в полном объеме. За год на счет Чувьюрова набежало что-то около восьми сотен рублей. Мизер. Но душа-то уже горит! Василий мыслит о завоевании российского музыкального рынка: это и на авторитете коми композитора, и на гонорарах должно отразится. Поэтому песни в последнее время он стал писать преимущественно на русском языке. А между тем, на «Василее» могут участвовать лишь коми песни, сам с друзьями разрабатывал когда-то такие условия!

-- Мы эти условия придумали, мы их и поменяем, -- убежден деревянский музыкант. – Я давно задумывался над тем, стоит ли ограничивать «Василей» лишь коми песней? У нас ведь и русских самодеятельных композиторов немало, почему бы и их не привлечь?

Но, судя по всему, все его личные планы связаны уже не только с любимым «Василеем».

Открою тайну: Кузнеч Вась этим летом закончил крупную вещь: оперу. Сейчас заканчивает нотную запись оперы. Оперу Чувьюров написал на стихи Надежды Мирошниченко. Ее «маленькая» поэма, давшая жизнь сельской опере, рассказывает о трагических событиях на море. А потому Кузнеч Вась назвал оперу коротко и по-морскому ясно: «SOS!».

Но мне кажется, он, лесной человек, любящий зеленое море тайги, вкладывал в свою музыку, прежде всего чувства, которые вызывает у него тонущая деревня. По ней колоколом звучит молот Кузнеца.

Село Деревянск
Республика Коми



[Интересный журнал о Республике Коми] (На сайте)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments