inkomi (inkomi) wrote,
inkomi
inkomi

Categories:

Интересный журнал о Республике Коми: Медведица Даша

-- Даша характером в предшественницу. Любит ласку, -- говорит Анчербак, почесывая медведицу за ухом. Даша в ответ обхватывает ногу егеря и понарошку пытается его повалить. Их отношения в этот момент напоминают возню хозяина с доброй псиной. Но нас предупредили -- слишком близко подходить не стоит. Трудно предвидеть, что придет зверю в голову в следующую секунду.

-- Большинство проблем в отношениях человека с медведем кроется в том, что этот хищник никогда не выказывает эмоций. Говорят, разгневанный медведь оскаливается, прижимает уши, шерсть на холке встает дыбом. Ничего подобного -- чаще он атакует с добрым, задумчивым выражением. Чтобы постичь характер медведя, нужно с ним пуд соли съесть, -- уверяет Анчербак.

Егерь Михайловского кордона Анатолий Анчербак убежден и в другом: нет зверя более похожего на человека, чем медведь. Среди мишек встречаются сангвиники и холерики, флегмы и психопаты... Каждый имеет свой ярко выраженный индивидуальный характер.

Мнению егеря можно доверять. Он и его товарищи, воспитал на испытательной станции с добрый десяток медведей-работяг.

Авиатор, проработавший в Сыктывкарском аэропорту со дня поступления до пенсии, Анчербак прожил жизнь двойственную. Как все охотники, впрочем. Одна нога у него прочно стояла на производстве. Другая в лесу. Свободное время проводил исключительно на охоте. Лесные угодья вокруг Михайловского корона исходил своими длинными ногами вдоль и поперек.

А чуть ли не на следующий день после выхода на пенсию эти ноги сами принесли Анатолия Никифоровича в республиканское общество охотников. Принес туда заявление с просьбой принять на работу егерем на Михайловский кордон, где с 1959 года располагается испытательная станция охотничьих собак. С тех пор здесь его настоящий дом.

Хозяйство у Анчербака и двух других егерей, сменяющих друг друга на кордоне через неделю, по количеству звериных душ на зависть иному фермеру: картофельное поле, сенокосные угодья, лошадь, козы, кролики, солидное стадо диких уток, кабан. И, конечно, любимое животное -- медведь. Большинство обитателей кордона используются человеком для натаски охотничьих собак. Лишь утки -- непосредственно для охоты. Их в весеннюю пору берут в аренду любители пострелять в водоплавающую дичь. Привязанная где-нибудь на водоеме утка-предательница кряканьем подманивает под выстрел своих селезней. Бывает и сама гибнет от выстрелов не в меру азартных охотников. Потому каждую весну егеря сажают на яйца часть утиного поголовья: чтобы стадо не перевелось. А, выдавая пернатую в аренду, обязательно берут залог.

Анчербак всех михайловских медведей помнит не только по именам, но и по свойствам характеров.

-- Мишка у меня был ласковый, как теленок. Весил несколько центнеров, а позволял кататься на себе. Все, кто приезжал на кордон, просили: "Никифорыч, покажи, как ты на медведе ездишь". Борька -- бандит! Сахаром не корми, дай напакостить. На испытаниях так и норовил задрать какую-нибудь лайчонку. Справлялись, конечно, и с ним. Но краше Маши никого не было никого.

Машу привезли на кордон крохотной. Егеря выкормили малышку. Набрав возраст и огромный вес, Маша осталась по характеру игривой, как школьница младших классов. Любимым ее развлечением была игра в прятки. Однажды, преследуя Машу по снежному следу, Анчербак столкнулся с загадкой: отпечатки медвежьих лап шли ровным кругом вокруг гигантской сосны без сучьев. Круг этот нигде не разрывался. Получалось, Маша к дереву подошла и отсюда никуда не уходила.

Загадку разрешила она сама. Вид опешившего егеря видно настолько позабавил ее, что она довольно заурчала с дерева. Однако спускаться отказалась. Пришлось Анатолию Никифоровичу лезть за воспитанницей на дерево. Лишь, получив кусочек сахара с руки, Маша спустилась вниз. С тех пор, чтобы получить от егеря лакомство, она постоянно пыталась повторить этот прием,.

Любовь к пряткам и подвела Машу. Еще по теплу, выбравшись из своего загона она спустилась к реке, огибающей Михайловский кордон. Тут, судя по следам, ее вспугнул шум работающих тракторов. Совсем недалеко от заповедного кордона разрешили заготавливать лес частникам. Егеря не слишком встревожились, обнаружив пропажу. Случалось, медведица надолго покидала кордон. И всегда возвращалась назад, наплутавшись в лесу вдоволь. "Республика" уже рассказывала о последних минутах жизни Маши. Оголодавшая медведица, в конце концов, вышла к зданию детского учебно-реабилитационного центра Сыктывкара, расположенного в пригородной зоне. Напугав своим видом ребятишек, гулявших на улице, Маша устремилась к баку с бытовыми отходами. Здесь ее, очередью из "Калашникова" и уложили, приехавшие по вызову администратора центра, милиционеры. Руководители общества охотников примчались спустя буквально десять минут. Правоохранители к тому моменту уже заканчивали сдирать с Маши шкуру.

-- Они встревожились -- будем ли мы требовать мясо? -- вспоминает Анчербак. -- Да разве нужно было нам мясо! Нам нужна была живая Маша. У меня тогда руки совсем опустились, все было немило.

Анчербак ожил недавно, когда обществу охотников удалось приобрести для Михайловского кордона Дашу. По возрасту она совсем ребенок. В феврале егеря собираются отметить ее день рождения. Ошибки тут быть не может -- все медведи рождаются в феврале.

В воспитании медведей Анчербак признает лишь один принцип -- доброту. Хозяин тайги навсегда запоминает жестокость и несправедливость. И всегда мстит за свои обиды: дикостью, недоверием, непослушанием, а то и открытым противостоянием с человеком.

Но история с Машей пример того, что и человек может оказать зверю медвежью услугу, преподав ему уроки истинной доброты.



[Интересный журнал о Республике Коми] (На сайте)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments