inkomi (inkomi) wrote,
inkomi
inkomi

Categories:

Интересный журнал о Республике Коми: Дяди Васины ножи для охотников Якши

(Якши, по-татарски, значит -- хорошо!)

Осенью 2005 года в Троицко-Печорске открылась персональная выставка изделий народного мастера, изобретателя и просто душевного человека Василия Космина из поселка Якша. Глава района Виталий Широтов рассказал мне, что с Косьминым районные власти за несколько месяцев до выставки заключили устное соглашение – умелец обязался поделки пока не дарить и не продавать на сторону. Все что накопится за время моратория и составит основу выставки. А это значит, будут на ней изделия из меха, кости, капа, кованые ножи и многое другое.

Гордеич на все материалы мастер.


В молодости он учился на кузнеца. Вслед за кузнечным делом он освоил профессию лесника. А уж по этой стезе всю жизнь пропутешествовал: рубил лес на Печоре, работал мастером леса, техноруком. А одно время даже руководил леспромхозом в поселке Дутово.

Но самый чудесный период жизни Космин провел, как сам признается, возглавляя в Якше лесной мастерский участок по сбору живицы. Подсочники, как называют сборщиков живицы на профессиональном языке -- настоящие лесные люди. Месяцами они не выходят из тайги. Чего только не насмотрелся мастер за эти годы. Обошел пешком и правый и левый берег Печоры.

Но знаменит он не своими путешествиями, а мастерством и живописью.

Надо заметить -- Космины в Якше вообще настоящая достопримечательность. И отец и сын (оба Василии) отменные мастера. И каждый из них с подковыркой.

Василий Космин-младший недавно едва не разорил местных мужиков-охотников. Из корня, вывороченного ветром здоровенного кедра, вырезал глухаря. Да как-то вечером незаметно приладил его на березу, прямо за околицей. Утром косминский сосед отправился, как водится, на работу, затемно. И вдруг на рысях бежит домой за ружьем: невиданное дело, дичь сама под выстрел прет. Подкрался глухарю на близкое расстояние и давай палить. Лишь с пятого или шестого выстрела понял -- что-то тут не то. А что "не то", обнаружил на березе -- васильев глухарь даже вблизи оказался неотличимым от настоящего.

С тех пор этот глухарь, как привидение, много раз являлся якшинским охотникам в разных местах. Особенно легко покупаются на него заезжие стрелки. Деревянную птицу они уже так нашпиговали свинцом, что от тяжести она почти не вздрагивает при попадании очередной порции дроби. "Вот так мы цветной металл заготавливаем, -- похохатывает мастер над незадачливыми охотниками. -- Переплавлю птицу и на всю осень себя дробью обеспечу!"

Отец Космина-младшего, Василий Гордеевич, мастер по другой части. В молодости, как уже говорилось, он учился на кузнеца. Правда, потом жизнь сложилась так, что кузнечным делом заниматься не приходилось. Но когда в 1982 году вышел на пенсию, вспомнил былое увлечение: смастерил горн, из обломка рельса сварганил наковаленку. И оказалось, что умение никуда не ушло.

"Я сейчас из металла могу слепить такую фигуру, какая у хорошей бабы из теста не получится,"-- уверяет он.

Фирменное изделие Василия Гордееевича -- вешалки из лосиных рогов. Тут в один узел сплетается мастерство всей семьи Косминых. Эскизы для деревянной основы в виде лосиной морды или лика какого-нибудь местного лешего, рисует Василий-младший. Мужики рассказывают, что при таком талантище, прямая была ему дорога в живописцы: "Из города приезжали преподаватели, без экзамена сватали в училище!" Но... водочка талант сгубила. Правда, лишь для города. А в Якше Василий -- самый главный художник. Оградки на местном кладбище, которые сварил сварщик Космин, по уверению местных жителей могли бы украшать решетки Зимнего дворца.

Лик, изображенный Василием на бумаге, отец воспроизводит в дереве. Венчают деревянный образ развесистые лосиные рога. Но это еще не все: к лобной кости, соединяющей два рога, Косьмин старший приделывает ажурный цветок, чаще всего розу, в бутоне которой скрывается лампочка. Цветы смотрятся, как живые. И лишь потрогав, понимаешь -- они выкованы из металла.

-- Придешь с работы усталый, кнопочку нажмешь, ночник засветится, лось оживет. Ха-ра-шо, -- откровенно нахваливает свою работу Василий Гордеевич.

Но не многочисленные художественные поделки принесли подлинную славу мастеру. Украшения чаще всего увозят из Якши заезжий люд. Якшинским украшения ни к чему. Зато большинство якшинских охотников не отправляются в лес без ножа, выкованного Василием Гордеевичем.

Ножи -- его охотничья и мужская страсть.

-- Нож -- самое законченное изделие. Ну что еще с ним сравнится? -- -- рассуждает Космин старший. -- Как ни крути, а это один из первых инструментов человека. И за десятки тысяч лет форма его доведена до совершенства: ни прибавить, ни убавить. Так что мне выдумывать ничего не приходится.

Охотничьими ножами нынче кого-либо удивить трудно: в специализированных магазинах можно найти изделие на любой вкус: зазубренные, словно гарпуны, кривые, трехгранные. Космин скептически относится к ножам, несущим в клинке, рукоятке или ножнах какие-либо излишества. Его изделия строги и на первый взгляд очень просты. Вот нож рыбака, узкий длинный и хищный, словно тело обитатателя студенных уральских рек -- гольца. Его точные пропорции Гордеич скопировал с традиционных ножей коми рыбаков. Особенность ножа не только в лезвии, но и в массивной деревянной ручке из березового капа. Если такой нож уровнить в воду, он не утонет, а напротив будет стоять в воде, как поплавок.

Особенность эта родилась от необычного для других мест способа разделыватьулов. Истинные коми рыбаки не употребляют снулую рыбу. Годная в пищу рыба -- чери -- лишь та, которую сразу же после поимки закалывают ударом длинного ножа в сердце. Рыбак разделывает или, по местному, шкерит рыбину, не выходя из лодки, используя в качестве разделочной доски лопасть весла. Отходы смываются за борт -- на питание другой рыбе. Руки при разделки становятся скользкими от рыбьей крови и жира. Нож может выскользнуть в воду в любой момент, поэтому нужно, чтобы он плавал.

В арсенале Василия Гордеевича есть короткие мансийские клинки, татарские пшаки, изящные охотничьи ножи лесных хантов, которыми можно с одинаковым успехом освежевать тушу огромного лося и, не повредив меха, снять шкурку драгоценного соболя. Но излюбленной у него остается форма русского охотничьего ножа: простого, надежного, не требующего постоянной заточки. К традиционным особенностям древнего клинка мастер лишь добавил одну деталь -- острие тыльной стороны лезвия у косминских ножей заточена под определенным углом. Им без усилий можно открывать консервные банки и не тупить при этом наведенное на бритву рабочее лезвие.

В мастерской Василий Гордеевич любовно хранит огромный фолиант "Ножи мира". Но формы своих изделий мастер черпает не из книги. Якша более четырех веков для охотников и торговцев пушниной была крохотным уральским Вавилоном. За соболем, куницей, белкой, ондатрой приходили в эти места ханты и манси из Сибири, русские и татары с Камы и Волги, коми с Вычегды и Печоры. После себя они оставили не только охотничьи традиции, что живут сегодня, пожалуй, в каждой якшинской избе, но и многочисленные изделия. Немало ножей, топориков, проржавленных и стертых до основания, охотник Василий Космин нашел в полусгнивших лесных избушках. Дома у него хранится целая коллекция, повествующафя о древнем охотничьем промысле Приуралья. Есть, например, изящная медная пороховница, из которой заряжали пищали, пожалуй, еще во времена взятия Казани. С забытых форм и лепит кузнец Космин свои произведения, украшая лезвие особым клеймом, а деревянные ножны традиционным узором из оленьего камуса.

Расходятся эти произведения далеко за пределы Якши -- знатоки охотничьего дела с первого взгляда понимают, с чем они имеют дело. Этим летом сразу три клинка увез из лесной избушки Василия Космина японец, эксперт ЮНЕСКО, приезжавший в Приуралье с инспекционной проверкой. Европейскую часть Приполярного Урала ЮНЕСКО еще пять лет назад объявило Всемирным наследием. Наследнику самураев, изучавшему положение дел на подведомственной территории, так понравилось искусство местного кузнеца, что он буквально выцыганил ножи у Василия Гордеевича, хоть тот честно предупредил инспектора:

-- Отберут ведь на таможне, япона мать! Не слыхал, разве, как у Джексона коржаковскую саблю отобрали?

Имеется косминский нож у первого главы Республики Коми Юрия Спиридонова. Свежуют им дичину многие именитые волчатники, лосятники, медвежатники в Коми. При этом большинство даже не подозревают, кто и где изготовил им нож.

Дядя Вася не любит шума вокруг своего имени. "Я, как изготовитель холодного оружия, под статьей хожу", -- поясняет он, передавая в чужие руки очередное изделие.

Впрочем, на каждом клинке Гордеич обязательно выдавливает порядковый номер и берет с человека слово, что охотничий нож будет зарегистрирован, как положено.

Особых богатств косминские ножи своему хозяину не приносят.

-- У меня с бабкой договор, -- докладывает он мне финансовую диспозицию. -- Живем на мы с ней строго на пенсию. А все, что мастерская приносит, на нее же и я и трачу.

Охотничью заимку Гордеича на Печоре незнакомцу найти почти невозможно. Избушка надежно хоронится между двумя горными складками, поросшими девственными зарослями кедрача.

Но если кому-то все-таки повезет набрести на усадьбу таежного Робинзона, шок от увиденного ему гарантирован. Рядом с избушкой и банькой высится непонятное сооружение: то ли космодром для приема тарелок звездных пришельцев, то ли научная обсерватория с огромным радиотелескопом. На идеально ровном месте Гордеич выстроил из досок деревянный круг диаметром в двадцать пять метров и высотой метра два. По этому кругу и смонтировано сооружение из жести, напоминающее гигантское зеркало. Понять, что это всего лишь сушилка для белых грибов трудно, даже обладая безудержной фантазией.

-- Сушилка, а что же еще, -- уверяет Гордеич. -- При моих объемах заготовки обычной печкой не обойтись.

-- Тепла у нас в горах мало. Вот я и генерирую его из космоса, -- объясняет Космин устройство сушилки. В ясные дни внутри ограды температура поднимается до 60-70 градусов. Для грибов -- оптимально.

В грибной сезон, который нынче в Троицко-Печорском районе открылся необычайно рано -- в конце июня -- Гордеич ежедневно приносит к заимке по несколько ведер килограммов боровиков. В лесу у него грибные места чуть ли не вешками обнесены. Порезанные и разложенные на сетчатые поддоны грибы в сушилке провяливаются за считанные часы. А досушивает свое богатство Гордеич в баньке. Только вот не получается заодно и помыться: баню в это время он блюдет в сухости и чистоте.

Готовые грибы у него оптом закупают торговцы из Белоруссии. Свои-то у них Чернобыль сильно подпортил.

Такая вот интеграция.



[Интересный журнал о Республике Коми] (На сайте)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments